Телефон доверия
8 (8182) 29-99-99

«Времени на испуг не было» - ветеран пожарной охраны вспоминает службу и пожары, унесшие жизни его коллег

Работа пожарного считается одной из самых опасных, по степени риска для жизни огнеборцы стоят в одном ряду с шахтерами и взрывотехниками. Случаев гибели в огне сотрудников пожарной охраны в Архангельской области не отмечено с 2002 года. Однако в 80-е - 90-е годы такие трагедии происходили достаточно часто. 17 апреля, в День советской пожарной охраны, ветеран пожарного дела Владимир Зайков вспоминает о своем коллеге Александре Петухове, получившем смертельные травмы при тушении пожара в 1981 г. Начинающий пожарный Зайков и опытный боец Петухов в тот день работали в одном карауле.

Владимир Зайков, директор филиала фонда пожарной безопасности по Архангельской области – личность для пожарной охраны значимая. Почти все родственники Владимира Петровича работают в спасательном ведомстве. Старший сын, Дмитрий, – начальник ПЧ-1 г. Архангельска. Младший, Юрий, возглавляет отдел надзорной деятельности Исакогорского округа. Две дочери брата – диспетчеры, как и сестра жены. Среди дальних родственников тоже есть несколько огнеборцев. Владимир Петрович родом из Каргополя, где сейчас на должности начальника пожарной части №30 работает его младший брат Иван. Желание защищать от огня старинный город пришло к Ивану не сразу - в детстве он мечтал стать клоуном и выступать в цирке, но потом решил пойти по стопам старшего брата. Сам Владимир хотел связать свою жизнь с техникой и пытался поступить в университет им. Бонч-Бруевича, но судьба распорядилась по-другому. Отец работал во вневедомственной охране, располагавшейся в одном здании с Госпожнадзором, и надоумил сына учиться на «тушилу». В итоге Владимир поехал за высшим образованием в Ленинград, но не в «Бонч», а в пожарно-техническое училище, ныне – Санкт-Петербургский университет государственной противопожарной службы МЧС России.

Владимир Зайков начал трудовую деятельность в 1975 году в СВПЧ-2 – теперь в двухэтажном здании с башенкой располагается ПЧ-17 и Архангельская областная служба спасения. «Я, вчерашний школьник, оказался в кампании опытных тушил, многие из которых прошли Великую отечественную войну. Из числа таких «монстров» был и Александр Артемьевич Петухов, - вспоминает Владимир Петрович. - Нельзя сказать, что мы были дружны – сказывалась разница в возрасте. Его отличительными качествами были решительность и твердость – решения он принимал сразу и насовсем».

То боевое дежурство 23-24 февраля 1981 года начиналось как обычно: какие-то незначительные загорания, тренировки. Около 3 часов ночи поступил сигнал – горел дом на ул. Карла Либкнехта, 21. Эта деревянная двухэтажка в центре Архангельска была старинной, необычный – коридор, по обеим сторонам которого располагались коммунальные квартиры, имел изгиб, на второй этаж вела отдельная лестница. Именно там, в коридоре второго этажа, и началось горение. Основные силы были брошены туда, ведь длинный коридор – это труба, сквозняк, который помогает разгуляться огню. Пожару присвоили повышенный номер сложности. Когда начальник дежурной смены службы пожаротушения Владимир Зайков прибыл на место происшествия, начкар СВПЧ-2 Александр Петухов вместе со своими бойцами в составе звена ГДЗС (газодымозащитной службы, работающей в условиях задымления в специальных аппаратах) уже обследовал здание.

- Я тоже отправился на второй этаж, проводить разведку – в квартирах могли оставаться люди. По профессиональной привычке, пока шел, запоминал все двери, входы и выходы – в нештатной ситуации это может спасти жизнь. За несколько секунд до взрыва Петухов крикнул мне: «Как дела?» «Нормально!» - промычал я из противогаза. Нас разделяли всего 3 метра. Александр стоял у стены, за которой, как оказалось, находился 50-литровый баллон с пропаном, который взорвался от перегрева. Когда я очнулся, передо мной стояла сплошная стена огня – от пола до потолка.

Взрывом Зайкову обожгло шею и левую руку, с которой от удара слетела пожарная рукавица-крага. Двоих пожарных, находившихся рядом с Петуховым, взрывной волной сбросило с лестницы на первый этаж. Сам же Александр Артемьевич, оказавшийся в эпицентре взрыва, получил тяжелейшие ожоги. Решающую роль сыграло отсутствие на бойце противогаза – в результате этого пожарный получил ожог легких. Деревянные перегородки, разрушенные взрывом, травмировали внутренние органы. Спустя три недели 44-летний Александр Петухов скончался в реанимации, не приходя в сознание. Его молодой напарник провел два месяца в больнице, залечивая ожоги. Никто из жителей дома не пострадал. Восстанавливать двухэтажку, серьезно разрушенную взрывом, сочли нецелесообразным. Сейчас на этом месте находится банк.

Владимир Петрович не считает этот случай самым страшным в своей карьере: «Все произошло слишком быстро, я даже не успел испугаться. Пробрался в ближайшую комнату, выбил окно – окна там были старинные, с маленькими переплетами, двойной рамой. К оконному проему снаружи уже протягивали лестницу-штурмовку». Трагический взрыв не вызвал мыслей сменить место работы, хотя близкие – жена и четырехлетний сын – очень переживали.

Тот случай только закрепил в голове молодого пожарного усвоенное в училище правило: ни при каких обстоятельствах во время работы не снимать с себя маску. Это знание спасло и в другой раз, когда было действительно страшно. В подвале педагогического техникума бомжи устроили пожар. Очаг находился в полусотне метров от входа. Идти пришлось в кромешной темноте, единственным ориентиром выступала рукавная линия. Самое страшное на пожаре, как и в лесу – заблудиться. Пожарный случайно сделал шаг в сторону и потерял рукав. Соблазн освободиться от неудобной маски и осмотреться был велик, но в условиях задымления, даже незначительного, такая вольность могла закончиться плачевно. Всего шаг – а сколько пришлось поползать на коленях, чтобы найти спасительную линию!

На памяти Владимира Петровича - еще один «газовый» пожар, с которого домой вернулись не все. 2 января 1996 года молодой пожарный Сергей Рогушин в составе караула ПЧ-2 отправился на тушение пожара в частном деревянном доме. В горящее здание зашли трое. Первым шел Сергей, он и принял на себя основной удар. Стоило огнеборцам зайти в помещение, как прогремел объемный взрыв – и снова 50-литровый баллон с бытовым газом. Воздух был наполнен легковоспламеняющимися частицами древесины, которые только и ждали подходящей температуры, чтобы вспыхнуть. Боевка на пожарном расплавилась, прилипнув к телу. 17 дней за жизнь Сергея боролись медики, больной даже приходил в сознание, но… ожоги оказались слишком тяжелыми.

После трагедии на Карла Либкнехта, как и после любого крупного пожара, последовал «разбор полетов». Виновных в гибели Александра Петухова не нашли, хотя именно этим – размышлениями о том, как можно было предотвратить трагедию – занимались коллеги погибшего начкара. «Он, как и все мы, выполнял основную задачу – спасение людей и жилья, - считает Владимир Зайков. – Но предугадать ситуацию было невозможно. Даже самые блестящие знания тактики пожаротушения не могут застраховать от несчастного случая. Риск в работе пожарного был в 80-е годы и будет всегда».  

Оцените информацию, представленную на данной странице:
1 2 3 4 5
Спасибо, Ваш комментарий принят!
Рубрикатор
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ы Э Ю Я Все
Загрузка...
По вашему запросу не найдено совпадений